Лохпожизни (lokhpozhizni) wrote,
Лохпожизни
lokhpozhizni

  • Mood:

Не бывает плохих народов

1989 год, зима, подмосковная станция Голутвин.

Накануне на встрече "воинов-интернационалистов" я, как и положено, пропился до копейки. Компания был хорошая, все были братья, от всех еще пахло афганской пылью и чарсом, я пропил последнее.

Когда в 12-00 горничная меня выселила из номера, у меня в кармане не было даже 5 копеек на проезд. Из гостиницы "Коломна" я побрёл на вокзал Голутвина пешком.

Зимой.

Голодный и неопохмелённый.

В кармане моём лежал билет на скорый поезд до Рузаевки.
От Рузаевки я надеялся добраться до Саранска бесплатно на рейсовом автобусе, как участник войны.
При Советской Власти были такие льготы.
Всё-таки, я был не вовсе дурак, раз сумел сохранить билет.

Зима, холодно, чужой город, 500 км до дома, 4 часа до поезда и охота жрать.

Пришел на привокзальную площадь Голутвин




Ко мне подлетает шайка цыганок, человек шесть:
- Ай, молодой, красивый! Давай, погадаю. Всю правду расскажу.
- Спасибо, не надо, - вежливо отказался я.

Цыганки потеряли ко мне интерес, как к добыче и пошли искать лохов в другом месте.
Я зашёл в вокзал: всё теплее, чем на улице.

Захолустье - оно захолустье и есть.
И вокзал у них скучный.
Снова вышел на улицу, чтобы кружок сделать по привокзальной площади.
Снова те же цыганки:

- Ай, молодой, красивый! Давай, погадаю. Всю правду расскажу.



- Вы ко мне уже подходили, - отвечаю.

И иду себе дальше.

До поезда часа два
А жрать охота, я вам скажу!
Чем холоднее, тем сильнее охота жрать и чем мне сильнее охота жрать, тем холоднее мне делается.

Я в вокзал - там мне сытнее не делается, только тошно.
Потому что я накануне с "боевыми братанами"пил как не в себя и у меня похмелье.
Мне бы супчика горячего.
Рассольника
И рюмочку.
Грамм сорок беленькой.
и хлеба мягкого.
Потому что я жрать хочу, а до поезда ещё час.

Это до поезда ещё час, а потом еще часов десять в поезде, потом еще в Рузаевке куковать до пяти утра, до первого автобуса на Саранск. Раньше шести утра я не пожру, а время только три, четвертый.

Мне еще почти сутки не жрать.

Зима, холод, голод, и еще 21 час без еды.

Был я голоден, слаб и несчастен.

Виноват был только я один.

Самый богатый выискался. Студент хренов! Офицеры за водкой к таксистам не бегали. Прапорщики за водкой к таксистам не бегали. А этот... сопливый... гусар... Широким жестом.

А водочка-то ночью в горбачевские времена, между прочим, четвертак стоила.
Я бы сейчас на тот четвертак пришел в кабак, заказал бы себе борща и 200 водочки



Выпил бы не спеша первые 50, захлебнул бы горячим борщом и был бы сейчас как человек, а то хожу тут как собака по чужому городу, а тут зима, скука. холод и жрать охота.

Вообще никакого настроения.
Зима, скука, Голутвин, 500 км до Рузаевки и там еще до утра на лавках спать.
А жрать охота, аж звиздец!

И цыганки тут эти:
- Ай, молодой, красивый! Давай, погадаю. Всю правду расскажу.

Сука!
И тут меня взорвало!

- Ты! - говорю ей прямо в лицо, - Мразь не мытая! Ты тут целыми днями голову людям морочишь, а я с утра ничего не ел и еще хрен знает когда поем. Я жрать хочу! Я замёрз! Мне до дома хрен знает сколько добраться, а ты с меня деньги трясешь? Ну нету у меня денег! Нету!!!

Цыганки моментально стихли, перестали кудахтать.
Старшая цыганка подошла ко мне и очень спокойно, с достоинством сказала:

- Ты хочешь кушать?

и протягивает мне пять рублей.
мне бы и полтинника хватило в ближайшей столовке нажраться "первое, второе и компот", а она мне пятёрку даёт.

Брать деньги?
Мне?
Гусару?
У женщины?
У цыганки?

Очень мне были нужны эти деньги, но я отказался.

- Я не возьму. ОТ ТЕБЯ - не возьму.

Отказался.
Голодный, замерзший, скучный, глупый.
Отказался от денег.
За 500 километров от дома.
Без копейки в кармане.
Только с билетом на поезд.

- Послушай, - сказала старшая цыганка, - если бы я умирала от голода, разве бы ты меня не покормил?

- Покормил.

- Так возьми, пожалуйста, эти деньги и покушай.

Милые женщины,
28 лет я вспоминаю вас и эти 5 рублей.
Сколько добра сделано мной посторонним людям в память об этих пяти рублях.
Когда мне встречались в говно раздавленные жизнью люди, я вспоминал про эти 5 рублей и отдавал их тем, кому было хуже меня.

Через полчаса я сидел в вагоне ресторане поезда Ташкент-Москва и очень вкусно кушал горячее. В советские времена в этом поезде был очень недурственный вагон-ресторан с хорошим меню и бюджетными ценами.
- Дай бог вам доброго здоровья, - думал я про цыганок, опрокидывая "для сугреву" свои вожделенные 50 грамм.
Subscribe
Buy for 10 tokens
1. Количество комментов и "друзей" никак не влияет на СК. При таких правилах ЖЖ, ни "друзья", ни комменты мне в хрен не тарахтели. 2. Оставляя комменты в моём блоге, вы не только высказываете свое мнение, которое мне не интересно, но и продвигаете за мой счёт свои тухлые бложики с СК<10,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments