Лохпожизни (lokhpozhizni) wrote,
Лохпожизни
lokhpozhizni

Спецкласс Советского Союза

При «тоталитарном режиме проклятых коммунистов» существовал единственный привилегированный класс – дети.



В середине 70-х перед окончанием учебного года все третьи классы нашей школы вывели в лесопарк где малышня должна была пробежать 300 метров на секундомер. По результатам этой пробежки было выявлено 15 самых быстрых мальчиков и 15 самых быстрых девочек.

Так составился специальный класс по лёгкой атлетике – спецкласс.

Вместо классной руководительницы – два тренера-воспитателя.

Михаил Иванович Лакеев (мастер спорта по лыжам, Заслуженный тренер Мордовской АССР) и Николай Фёдорович Крайнов (кандидат в мастера спорта по борьбе).

Это были наши папы. Тренеры-воспитатели проводили с нами всё время, кроме общеобразовательной учёбы.

И 40 лет спустя я вспоминаю Михаила Ивановича и Николая Фёдоровича с большой теплотой: они вложили в нас много души и сердца, проводя с нам времени больше, чем с семьёй.

Действительно – наши папы. Самые настоящие.

Кроме них были «приходящие» тренеры по специальностям: бег, ходьба, лыжи, техника, выносливость, прыжки.

Занятия в школе начинались в 8 утра. Все ученики садились за парты.

У спецкласса в 8 утра была первая тренировка – час бега.

В четвертом классе мы бегали вокруг школы, в пятом классе убегали в лесопарк, в шестом классе стало можно бегать не в составе группы, а индивидуально – где сам хочешь. Чаще всего бегали в лесопарке.

После утренней тренировки – завтрак. После завтрака – учёба в общеобразовательной школе. Когда у всех был третий урок, у нас начинался первый.

В школе мы ходили одетыми как все пионеры: девочки в школьной форме, мальчики в синих форменных костюмах, обязательно с пионерскими галстуками.

У нас была своя отдельная от остальной школы раздевалка и свой отдельный класс, уставленный кубками и обклеенный грамотами, завоёванными нами на соревнованиях.

В классе был телевизор и проигрыватель пластинок.

Обычным делом было, если кто-то после тренировки не успевал переодеться и тогда шел на занятия в трико, повязав пионерский галстук. За это не ругали. Времени между тренировками и занятиями было так мало, что мог весь класс придти на уроки в трико.

Два раза в неделю утро начиналось в манеже. То есть в 8 утра мы не шли в школу, а ехали на троллейбусе в город, на стадион. Там у нас были тренировки по бегу и прыжкам в длину.

В 8 утра по субботам был бассейн. 45 минут плавания.

Бассейн был один на весь город. От желающих поплавать не было отбоя. Бассейн не мог вместить и 1/10 части желающих, но для нас, спортсменов, время и дорожки находились.

В школе у нас как у ровесников из обычных классов было пять уроков.

Потом обед.

Потом два часа самоподготовки под присмотром тренера-воспитателя.

Мы садились в своём классе так как садимся на уроках, вынимали учебники и делали уроки назавтра. Тренер-воспитатель сидел на учительском месте и следил за дисциплиной. Часто перед ним лежал наш классный журнал и он смотрел наши оценки. Если видел, что кем-то получена двойка, он спрашивал двоечника в чём причина? Поручал исправить двойку на ближайшем уроке. Двойки и тройки тренерами-воспитателями не приветствовались. С двоечниками и троечниками проводились беседы. Могли и кедом по попе выписать.

Успеваемость в спецклассе была выше, чем в среднем по школе или по городу. Это обусловлено тем, что мы не были предоставлены сами себе, с нами занимались. Мы не могли придти в школу с невыполненным домашним заданием – целых два часа мы учили уроки под присмотром тренера-воспитателя. Основные наши оценки были 4 и 5.

Или кедом по попе.

Во время самоподготовки нередко проводился классный час. Тренеры-воспитатели рассказывали нам о текущем положении дел, какие предстоят соревнования, как мы к ним будем готовиться, порицали двоечников, хвалили отличников.

Всё было бесплатным.

Завтраки, обеды, форма, манеж, бассейн, спортивный лагерь

За всё платило гороно и спортивное общество.

Сначала мы бегали за Спартак, потом за Урожай. Урожай было богатое спортобщество. Спартак – нищий, одно название красивое.

Трико было для всех одинаковым, с трафаретом на спине «спецкласс 26 школа». За эту одинаковость нас в школе дразнили «инкубаторскими»… и завидовали. Жизнь в спецклассе казалась интереснее, чем в обычных классах.

В пятом классе нам выдали любительские шиповки для кросса, с длинными шипами. Бегать в шиповках, конечно, легче, чем в кроссовках или кедах.

В шестом классе нам выдали «настоящие» шиповки – со съемными шипами. Было три вида шипов – мелкие, для манежа; подлиннее, для грунта или гари; длинные, для грязи и кросса.

Занятия в манеже проходили только в шиповках. В манеже нарабатывались скоростные качества.

Тренеры-воспитатели развивали в нас здоровое честолюбие и желание побеждать. Каждый из нас подержал в руках серебряную олимпийскую медаль, завоеванную нашим земляком Маскинсковым в Мельбурне. Евгений Иванович Маскинсков преподавал нам спортивную ходьбу.

Когда самоподготовка была окончена, можно было слушать музыку или играть в подвижные игры.

После самоподготовки - вечерняя тренировка.

После вечерней тренировки можно идти домой. Это было уже шесть или семь вечера. То есть в спецклассе мы проводили весь день.

В шестом классе мы рвали в футбол все классы. Однажды на спор, наши тренеры поставили нас играть против девятого. Девятиклассники были выше нас на голову. Но мы были дружнее и выносливее.

Два тайма по 25 минут.

Минут 15 девятиклассники пробегали с нами наравне, после чего сдохли. У них уже не было сил бегать. Матч закончился (ЕМНИП) 9:1. Мы их просто перебЕгали.

Летом непременно одна смена в спортивном лагере. Там всё то же самое – утром зарядка, после завтрака тренировка, после полдника ещё тренировка, вечером танцы. Днём можно убежать в лес или на речку. Кормили сытно. Тренеры-воспитатели дисциплиной не морили, мелочной опёкой не донимали, но присутствие на тренировках было обязательным.

Бег на 10 км – обычная для спортлагеря тренировка, не самая тяжелая. По крайней мере легче, чем 1.5 часа без передыха в крутую песчаную горку ускорения делать – вверх со всей дури, вниз трусцой и так всю тренировку.

Класс нельзя назвать дружным. У меня нет друзей из спецкласса. Но спецкласс был безусловно сплоченным. Мы проводили много времени вместе, вместе были на тренировках и на соревнованиях, в лагерях и на сборах и сцементировались Если кто-то задевал спецклассника, на разборку приходили все 15 пацанов. Начиная с пятого класса нас не трогали даже десятиклассники – понимали, что чревато.

Мы, в свою очередь, не лезли в школьную жизнь. У нас не было на это времени.

Сбор макулатуры или металлолома – это да.
А вот все эти диспуты-линейки, взвейтесь-развейтесь – это мимо.

Спецкласс существовал внутри школы автономно.

- Свой график учебы
- Свой класс
- Своя раздевалка
- Своя форма

Нам завидовали

А мы завидовали тем, кто отсидел свои пять уроков в школе – и свободен как тапок в полёте. Мы не просились в этот класс, нас в него собрали, не спросив наших желаний, а наши желания были: у кого – художественная школа, у кого – музыкальная.

Истовых спортсменов в спецклассе было не больше 5 человек, если не меньше. Просто дети – дисциплинированные, они не могут ослушаться взрослых. Сказано: «тренироваться» - значит, тренироваться. Вот мы и тренировались. Против своего желания. Бывало, сачковали, но в целом тренировались без дураков.

Вместо нормальной жизни в нас лошадиными дозами вливали спорт.

Всё моё детство – это спорт, спорт, спорт.

Мы не стали чемпионами мира. Из 30 «заготовок» только одна девочка стала мастером спорта СССР, несколько человек – КМС. Остальные – разрядники.

Однако, я благодарен спецклассу.

Искренне благодарен.

Спецкласс дал отличную физическую форму. Армейские нагрузки были посильны. Я не «умирал», я везде или почти везде был первым в спорте. Благодаря спецклассу, я выполнял армейские нормативы по бегу, не сбивая дыхания, едва ли не на одной ноге.

Наш спецкласс был не единственным в городе. В соседней школе был спецкласс по футболу. Там учились ребята на год нас старше. К нашему удивлению, они курили. Мы несколько раз играли с ними и разносили их в пух и прах на одной только дыхалке. Зная, что «футболисты» курят, мы сразу задавали высокий темп и они через 5 минут начинали «ходить пешком». Их тренер у бровки поля на говно исходился, крича советы своим курящим воспитанникам, да хрена ли толку, если в них кроме форсу ничего нет?

Был еще спецкласс по лыжам, но мы с ними не пересекались.

Все городские соревнования и эстафеты мы стабильно выигрывали и забирали кубки. Директору школы это было приятно и он старался сделать для нас что-то хорошее, что в его силах.

Даже если мы и не взяли олимпийское золото, мы всё равно оправдали все расходы государства на наше обучение и воспитание.

В армейский строй встали 15 отлично подготовленных, физически закалённых воинов. Несколько человек стали офицерами.

Но всё это было, как вы понимаете, в годы кровавого беззакония при тоталитарном режиме СССР.

Сейчас, в новой, демократической, встающей с колен России, каждый может купить себе дом в Майами, каждый может уехать жить в Лондон.

Зачем сейчас спецклассы?

Нужно срочно рубить бабло и добиваться успеха.

Удачи вам и вашим детям в этих увлекательных занятиях.

До встречи в Лондоне или Майами.
Tags: Мордовия, СССР. Советский Союз. школа, Саранск, спецкласс. легкая атлетика, спорт, физкультура
Subscribe
Buy for 10 tokens
1. Количество комментов и "друзей" никак не влияет на СК. При таких правилах ЖЖ, ни "друзья", ни комменты мне в хрен не тарахтели. 2. Оставляя комменты в моём блоге, вы не только высказываете свое мнение, которое мне не интересно, но и продвигаете за мой счёт свои тухлые бложики с СК<10,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments