Лохпожизни (lokhpozhizni) wrote,
Лохпожизни
lokhpozhizni

Говно нации

Возмущенью нет предела: прочёл высер пейсателя Гришковца и по мере прочтения глаза мои лезли на лоб от изумления всё выше: а верно ли писатель всё это высказал? Не лакей ли, часом, прикинулся писателем?

Кто-то действительно верит, что человек с таким хлебальником похмельного мазохиста



и с образом мыслей лакея может быть писателем, Совестью Нации?

Привожу текст в фиолете. Обычным шрифтом - мои пояснения.
Гришковец:

"Здравствуйте!
Вот отпуск заканчивается. А я в очередной раз убеждаюсь, что очень хочу отдохнуть по-европейски, и ни черта у меня не получается.


Родной,
Я допускаю, что от сумасшедших гонораров, которые ты хапанул за свои высеры, ты по-русски уже наотдыхался, по-русски в тебя просто не лезет: печень треснула. Ну, давай теперь по-европейски. Лишь бы не в попу.

А то знаем мы этих гейропейцев: их бананами не корми, дай в ротик или в попку принять.

Не надо так.

Уже давным-давно, как только я впервые соприкоснулся на летнем отдыхе с европейцами, я сразу захотел научиться отдыхать, как они, действовать, как они, распределять свои временные, физические и финансовые возможности, как они. Нет!!! Результат даже не нулевой, а отрицательный.

Если бы Гришковец увидел эскимоса, шерпа, пуштуна или индейца Амазонии и "сразу захотел научиться отдыхать, как они, действовать, как они, распределять свои временные, физические и финансовые возможности, как они", то результат был бы тоже "даже не нулевой, а отрицательный".

Но эскимосы, шерпы, пуштуны и индейцы Амазонии не так богаты и не так благополучны, как европейцы. Лакеев не привлекают неблагополучные, неуспешные.

Лакею обязательно нужен Господин.

Или - Образ Господина. Портрет. Фото. Икона.

На которую лакей мог бы иногда молиться, находя высшее наслаждение в собственной ничтожности на фоне Светлого Образа Белого Господина.

Что я имею в виду?…
Во-первых, европейцы умеют вставать рано, когда летний зной ещё не вжарил и не стал опасен раковыми заболеваниями кожи, и отправляться на утреннее купание и солнечные ванны. При этом они не ленятся тратить время, чтобы тщательно намазаться именно утренним кремом для загара.

Они умеют долго и неторопливо плавать, не снимая солнечных очков и шляп, беседовать в воде, а потом загорать обязательно в лёгкой тени зонтика с книгой в руках.


Я - русский. Я тоже умею вставать рано и делаю это круглый год. При этом я встаю трезвый и не с похмелья. Я могу искупаться утром днём, вечером и даже ночью. Когда мне благоугодно. Ни у кого не спрашивая разрешения.

Кремами (кроме кремов для/после бритья) я не пользуюсь, как боготворимые лакеем Гришковцом европейцы, но я и анальными кремами не пользуюсь как боготворимые лакеем Гришковцом европейцы, и своё очко арабам/неграм/туркам не ставлю для дальнейшей долбёжки как боготворимые лакеем Гришковцом европейцы.


Они умеют вовремя отобедать, поспать, сходить на вечернее купание, не перепутав утренний крем для загара с вечерним, а потом переодеться в лёгкие льняные ткани и явиться к ужину. При этом, умудряются заказать на ужин то, чего не ели в обед, запить это бутылкой вина на четверых, потом выпить по коктейлю, очень при этом веселясь, и непрерывно разговаривать с теми, с кем ещё утром беседовали, купаясь, в море. И так две недели…


Вообразите себе: детсадовские детки умеют самостоятельно залезть в песочницу, самостоятельно совочком наложить песка в ведерко, самостоятельно утрамбовать, самостоятельно перевернуть и получить "куличик" из песка.

Я решительно не вижу тут никакого повода для умиления, как не вижу повода для умиления в том, что некие боготворимые лакеем Гришковцом европейцы умеют самостоятельно проводить свой досуг так, как считают для себя нужным.

Однако, лакея умиляет даже звук пуканья Господина.

У меня так не получается. Я не могу так рано проснуться, потому что перед этим непременно поздно усну по причине нового знакомства и бессчётного количества коктейлей.


Это потому, что лакей всегда ближе к скотине, чем к человеку разумному. Скотина не может не есть, когда есть еда и не может не пить, когда есть, что пить. Человеку свойственно воздержание и привычка обуздывать свои страсти.

Лакей Гришковец честно признаётся, что он сам по себе скотина и завидует людям, от которых он отличен по скотской природе своей.

Я выхожу к морю в самую жару, конечно же, забыв крем или взяв не тот. Затем я очень быстро куда-то плыву и быстро выхожу на берег, потому что плаваю нетехнично, моментально устаю, а главное – мне не весело. Мне никогда не удаётся установить зонтик, чтобы под ним было удобно и комфортно.

Быстро устаёт лакей Гришковец от того, что упарывается халявными коктейлями как свинья. От того, что много курит и физически не развит. Бухарики не занимаются физкультурой и потому слабы.

Читать у меня на пляже не получается. Без солнцезащитных очков слишком ярко, а в очках слишком темно. Мне сразу становится невыносимо жарко. Никогда не могу найти удобного положения на лежаке. Если читаю сидя, то быстро затекают ноги, и с носа на книгу падает пот. Если лёжа на животе, то пот опять капает. А если на спине – то засыпаю и обгораю… Хотя обгораю в я любом случае.


Позы и асаны тут ни при чём. Видимо "читать" - это не для Гришковца. Не лакейское это дело - читать.

От чтения лакеям сразу становится невыносимо жарко, за чтением у лакеев быстро затекают ноги и с носа на книгу падает пот , словом, не созданы лакеи для чтения как бегемоты для дерби.

Лакеям легче быть писателем, чтобы читали их, чем читать самим.

К тому же читать на пляже никогда не получается. У нас не продаются книги, подходящие для пляжного отдыха, они продаются в Европе. Книги, которые я беру к морю либо очень глупые, либо слишком умные. А у европейцев книжки нарядные и всегда бестселлеры.


..."жаль я читать по-ихнему не умею, а то бы прочёл", - заканчиваю я мысль за лакея Гришковца.

Книги "у них" не продаются, "подходящие для пляжного отдыха" - картинок мало, а раскрасок вообще почти нет.

Какая разница, умная книга или глупая, бестселлер она или пять лет лежала на прилавке, если лакей всё равно не знает господского языка, если лакей на родном-то языке читает по складам и чтение для него мука смертная?

К обеду я прихожу последним, намереваясь съесть только помидоры, сыра, может быть креветку. Но почему-то получается всё подряд с макаронами, вино, пиво… Потом либо какой-то оглушительный сон, от которого ты пробуждаешься в испуге, не понимая, какое время суток, либо в мучения, в случае если поспать не удалось. Потом бессмысленный ужин. Бессмысленный, потому что я ещё не успел проголодаться после позднего обеда. Клянусь себе, что просто посижу в компании и всё… Но во время ужина всё-таки съел что-то из общих закусок, потом что-то попробовал, доел за детьми… Вина получается больше чем по бутылке на брата. А потом пробуждение к полудню и выход к морю, как на каторгу, поскольку лето, и я специально ехал именно к морю…

Скотина-лакей честно докладывает свой анамнез: "вижу жратву - жру, вижу много жратвы - жру много".

Диагноз однозначный - скотина. Содержать отдельно от людей, кормить силосом.


Всегда восхищался европейцами! Как европейцы умеют путешествовать! Я так не умею. Как они умеют отдыхать даже на вокзалах или в аэропортах!!!!!!

Вот европейский человек в аэропорту в ожидании рейса покупает какую-то снедь. Это остроугольный кусочек пиццы или надрезанная булка с салатом, помидоркой, кусочком сыра или просто круассан. Он берёт её, а также стаканчик кофе или водичку, находит себе местечко, достаёт книжку и абсолютно отрешённо, с удовольствием, читает, медленно ест и неторопливо попивает. Особо талантливым путешественникам такого напитка и еды может хватить чуть ли не на час. И какое же у них умиротворение на лицах!


Я - русский. В аэропортах я бываю чтобы из точки А попасть в точку Б как можно быстрее. Кушаю я в более удобных для приёма пищи местах. В аэропорт приезжаю сытым. Но скотина - она скотина. Ей всё милее о жратве.

Вот я так не могу. Если кусок пиццы или бутерброд будет вкусный, а я буду голодный, то я сожру его, не успев найти места и открыв книжку. А если он будет невкусным и кофе, как обычно, дрянным, то я вовсе их есть и пить не буду. Хотя, если голодный я всё равно съем и выпью, но не смакуя, без умиротворения на лице. Просто закину в себя и всё. А я , как назло всегда либо голодный, либо не голодный. То есть – либо сжираю моментально, либо вовсе не ем. Вот и не получается у меня, как у европейцев, читать книгу и умиротворённо что-то без аппетита и без ощущения вкуса, но с удовольствием, есть и пить.


Скотина Гришковец не просто "не может не жрать, а "не может не жрать по-скотски".

У меня не получается, как у европейцев, потихонечку потягивать пиво из небольшого бокала тонкого стекла с кружевной круглой салфеточкой, обхватывающей ножку. Я либо быстро его выпиваю, либо не могу допить, потому что если решил пиво потянуть маленькими глотками, то пиво моё почти сразу же выдыхается, теряет пену, остроту, нагревается, а бокал становится просто мокрым и неприятным. У европейца же, рядом сидящего со мной, такой же бокал всегда запотевший, пиво с тоненькой пенкой, и остаётся таким сколько угодно долго.

Я - русский. Поэтому я не курю и держу своё тело в мышечном тонусе при помощи физкультуры. Но скотина не может не пить, если есть выпивка. А если выпивка есть, то скотина не может пить красиво: скотине необходимо упиться в хлам.

Не забуду никогда, как во время первого своего путешествия в Европу увидел много людей, которые фантастически экипированы и гениально умеют отдыхать в путешествии. Я завидовал им! Я видел, что им всё доставляет удовольствие. Всё, без исключения, даже завязывание шнурков на туристических ботинках.

Это уже не просто впечатления скота это ещё и мнение болвана. Поехал бы тот Гришковец в любой парашютно-десантный полк в день прыжков! Вот бы он там увидел много людей, которые фантастически экипированы и гениально умеют отдыхать в путешествии

Но это будут русские десантники, а всё русское глубоко противно лакейской сущности Гришковца. Лакеев тошнит и воротит от русского. Им подавай заграничное, непонятное. Чем непонятней, тем заграничней, тем милее.

Я видел людей, которые в жару шли по дорогам или по горным тропам, или просто по перронам вокзалов или залам аэропортов в тяжёлых, обычно жёлтых, нубуковых или замшевых высокой шнуровки ботинках. Эти ботинки на них всегда безупречно чисты, и я понимал, что удобнее этой обуви просто не существует. На этих людях всегда было что-то цвета хаки или пустынного песка. Шляпа, очки, наушники – всё удобно, всё летнее и всё купленное специально для путешествия.

Два вопроса:

1. Где это Гришковец встречал европейцев "на горных тропах"?
В Альпах? На Памире? Уточняю: не на горных курортах, а именно на горных тропах.

2. Видел ли Гришковец нормально экипированного туриста? Не в хаки и не в ботинки, а, например, в кроссовки или кеды?

А рюкзаки!!!
Рюкзаки у них были такие… С таким можно высаживаться на Луну, на Марс. На этих рюкзаках масса карманов, каких-то лямочек, ремешков…

С каким мастерством, смыслом и удовольствием европеец где угодно: на лесной опушке или у входа в центральный музей какого-нибудь города отстёгивает от своего рюкзака свёрнутый в рулон специальный резиновый матрасик. Лёгкий, удобный… И такой теплоизоляционный, что можно ночевать на леднике. Из специального кармана рюкзака он достаёт специальный термос с горячим кофе, или из другого кармана другой термос с чем-то холодным. В рюкзаке у него есть специальное отделение для контейнера, в котором идеально помещается сэндвич. Из другого потаённого кармашка он достаёт пластмассовую коробочку с цветными таблетками: красненькие, чтобы принять до еды днём, синенькие – чтобы после еды вечером. Без сомнения в недрах его рюкзака есть специальная коробочка, с которой лежат таблетки, которыми можно обеззаразить гнилую болотную воду, таблетки от укуса гремучей змеи и что-нибудь ещё столь же необходимое для посещения Дании или Португалии. У него есть отделение для фонарика и батареек, туалетная бумага, и ровно столько трусов, носков и прочей одежды, сколько необходимо. Ну и конечно… Книжка!!!

Он быстро, уютно устраивается где угодно, хоть в метро, хоть на обломках пирамиды и с удовольствием, умиротворённо читает. Я был в полнейшем восторге и в глубочайшей зависти к этим людям.


Это просто восторженный захлёб низкопоклонства!

Болван и скотина Гришковец не в силах скрыть своей глубочайшей зависти к этим людям

На следующий год я потратил огромные для себя тогда деньги и купил, пусть не самый лучший, но очень хороший рюкзак, фонарик, газовую дорожную лампу, дорожный набор посуды, сворачивающийся коврик, термосы, одежду хаки и жёлтые ботинки.

Разумеется, у меня ничего не получилось. В смысле, у меня не вышло получить удовольствие. Совсем.

В этих ботинках было очень жарко даже в прохладное время суток. Они оказались очень тяжёлые и неудобные. А ещё они моментально запачкались. Носы и бока жёлтой замши покрылись нестираемыми чёрными полосками, и смотреть на них было противно.

В рюкзаке я ни черта не мог найти. Термосы с горячим и холодным я путал всё время, как в ситуации с напёрсточником, фонарик странным образом оказывался в кармане для ножа и вилки. А нож и вилка — на дне. Короче, я ничего не мог найти в этом страшно неудобном рюкзаке, а навести в нём идеальный порядок у меня не получалось.
В брезентовой шляпе мне было ужасно. Голова по всей её окружности постоянно мокла и сочилась потом, а от походных солнцезащитных очков потели уши и нос… Обидно, что фонариком ни разу не удалось воспользоваться. Просто не возникло ситуации, когда бы он понадобился. Так что и батарейки таскал зря… А сэндвич в контейнере всегда предательски либо размокал, либо наоборот засыхал.


Свою собственную жопорукость, бестолковость и никчёмность лакей и скотина Гришковец экстраполирует на весь русский народ и замирает от восхищения перед возможно единственным увиденным им европейцем и тем мощным впечатлением, которое тот произвел на жалкий мозг недорусской скотинки.

Но самое страшное не это!
Самое ужасное обнаружилось тогда, когда я понял, что читать книжку, расположившись на сворачивающемся в рулон коврике мне неудобно ни под кустом во время похода, ни на ступеньках музея, ни в зале ожидания аэропорта. Я делал всё, как европеец. Находил куст, ступеньку или укромный уголок в аэропорту, разворачивал матрас, усаживался, доставал книгу, но читать у меня не получалось, даже если книга была что надо.
Не получалось, потому что очень быстро начинала болеть жопа.


Боже, какой пугливый лакей! "Самое страшное не это".

На европейца он не похож и пугается этого до усёра.

На эскимоса не похож - ладно.

На шерпа не похож - терпимо.

На пуштуна не похож - и бог с ним.

На индейца Амазонии не похож - и с этим люди живут

А вот что с европейцем он не как две капли воды - то для лакея и скотины Гришковца "самое страшное".

Европейцы прекрасно умеют распорядиться летним временем, финансовыми возможностями, собственным здоровьем. Им можно и нужно в этом смысле позавидовать. Вот я и завидую. Совершенно искренне.

К тому же отпуск уже заканчивается".
Ваш Гришковец.


Я - русский. Поэтому я умею распорядиться коротким летним временем умнее любого европейца, лучше любого европейца распоряжусь моими финансовыми возможностями и собственным здоровьем.

Приглашаю скотину и лакея Гришковца один год незадорого помогать мне по хозйству и бегать по моим мелким поручениям.

За этот срок я обозначу моему лакею новый объект для обожания и зависти - себя.

Раз лакей Гришковец не может без подобострастного обожания, пусть он боготворит меня.


Как метко заметил товарищ Ленин про подобных жалких господинчиков: "Вы не мозг нации, вы говно нации" (с).

Tags: Писатели. Дураки. Литература. Россия.
Subscribe
Buy for 10 tokens
1. Количество комментов и "друзей" никак не влияет на СК. При таких правилах ЖЖ, ни "друзья", ни комменты мне в хрен не тарахтели. 2. Оставляя комменты в моём блоге, вы не только высказываете свое мнение, которое мне не интересно, но и продвигаете за мой счёт свои тухлые бложики с СК<10,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments
Да он мазохист с комплексом неполноценности.. И как водится, свои комплексы, по застаревшей привычке части "творческой интеллигенции" он переносит на весь русский народ..