Лохпожизни (lokhpozhizni) wrote,
Лохпожизни
lokhpozhizni

Румынская потаскуха - Народная Артистка РФ.

«Разруха начинается в головах», справедливо заметил Булгаков.

Если хотят покорить сильный народ, то сильному народу сначала внушают мысль, что он слабый, а затем, что он побеждённый. После чего берут его голыми руками без единого выстрела.

Что значит «слабый народ»?
Это значит, народ не имеющий побед, не имеющей своей славной истории и не имеющий своей высокой культуры.

Высокая культура – это архитектурный ансамбль московского Кремля, коллекции Эрмитажа Русского музея, Третьяковской галереи, фильмы «Иван Грозный» и «Александр Невский», музыка гимна СССР, композитора Александрова, песни «что стоишь, качаясь, тонкая рябина?» и «вдоль по Питерской».

Это наше, родное, русское.
С большой примесью тюркского и угорского, но именно смешение славянской, тюркской и финно-угорской кровей и дало Русскую Нацию.

Когда нацию начинают делать слабой, первый удар наносят по культуре.
Второй будет по истории народа, но первый – всегда по культуре, как наиболее уязвимой и тонкой материи, из которой соткано общество.

Когда Союз еще стоял, но уже начал шататься, в эфир стали попадать странные существа, невозможные в здоровом государстве со здоровой идеологией, как невозможны гонорея и хламидиоз в крепкой и здоровой семье.

Одно из таких существ – Алла Николаевна Баянова.



Старая румынская потаскуха, такая же «Баянова», как я – Глеб Жеглов.

Сценический псевдоним. Обычное дело в среде тружеников манежа и подмостков. Манька Матрасова, вступив на путь к эстрадной славе, для вящего кассового успеха пишется «Мэри Трасс» или «Марион Мэтр», а Айялет Левицкер становится Аллой Баяновой: под «Айялет» лохи денег не понесут.

Папеле-Левицкер подпевал в опере, мамеле махала ногами и сверкала попой в кордебалете.
Культурная семья.
Все с головой в искусстве.

Родилась Айялет в 1914 году и с большевиками голосистому папахен и ногастой мамахен было не по пути. Родители рванули в Европу и осели в Бухаресте.

Если есть в Европе дыра – то это не Лиссабон и не Тирана, это – Бухарест, столица нищей Румынии. Румыны – родные братья молдаван. Мало того, что обе нации отличают природная смекалка и сообразительность, так они ещё сильно разбавлены кочевым цыганским весельем.

Можно было бы попасть хуже, но некуда.
Магадан рядом с Бухарестом – это Большой Театр рядом с казиношным варьете.
В Магадане Берия собрал весьма и весьма солидный театральный и эстрадный бомонд. Один только Вадим Козин был популярнее Билана, Пелагеи и Агутина вместе взятых и помноженных на Пугачеву. Не на Магадан равняться Бухаресту, а на какой-нибудь Усть-Зажопинск.



Почему Левицкеры эмигрировали именно в Бухарест, а не в Париж или Берлин?

Во-первых, потому, что родились в Кишинёве и потому с переездом для них ничего не менялось: та же самая молдавско-румынско-цыганская нищая, неумытая тупая публика, что и в Бессарабии.

Во-вторых, Париж и Берлин – культурные столицы предвоенной Европы. Даже Лондон не пляшет рядом.
Законодатели мод – Берлин и Париж.
Там исполнители уровня Шаляпина на ролях «кушать подано», а с фамилией Ливицкер только сортиры мыть.

Надо сказать, что в культурном Бухаресте любителей русских песен проживает ровно столько, сколько проживает в культурном Магадане любителей песен румынских.
Поэтому на большую сцену Айялет Левицкер, ставшей Аллой Баяновой, не пускали и она пела румынский и цыганский репертуар в кафешантанах, подрабатывая попутно проституцией.

Полагаю, что проституция приносила ей доход больший, нежели вокальные экзерсисы.

Так она прожила, пока не состарилась

А когда состарилась, то сосала говно через трубочку в своём сраном Бухаресте без всяких перспектив.

На её счастье стали рушить СССР и возник острый спрос на «поручиков Гоициных» и «господ офицеров».

В 1989 году Старую Плесень привезли в СССР. Бухарестской потаскухе было 75, выглядела она на все 100, как и положено после разгульной жизни и молдавского полусладкого в неумеренных количествах.

Я помню глаза старухи Баяновой, когда ее впервые представили советской публике. Это были глаза грязной, зараженной сифилисом вокзальной проститутки, которую зачем-то пригласили во дворец. Она ждала, что сейчас ошибка раскроется и охрана сапогами выпнет её туда, где ей место – на помойку, собирать бутылки.

Клянусь!
В её взгляде, в её голове, вжатой в плечи, читалось ожидание прилёто тухлых помидор в морщинистую рожу!

Буквально за три месяца она освоилась. Плечи расправились, осанка выпрямилась, но взгляд за очками остался прежний: «Они сошли с ума, если меня, дешевую румынскую шлюху, допускают петь в своих концертных залах!».

Боже мой, как она пела!
Ничего похабнее я в жизни своей не слышал!
Даже Утёсов не годится для сравнения.
Это было полное говно.
По-русски Баянова-Левицкер разговаривала как я на иврите:

Сащя, ты помнищщь нашщи вст’те’чи.
В стат’инном па’ыке,
На бег’ге’гу.

Телебоссы скармливали советским гражданам эту тухлую парашу под соусом «исконно русского романса».

Пипл хавал.

Исполнив свой похабный шансон, Алла застенчиво улыбалась замученным ею слушателям: «Вы, конечно понимаете, что я не певица, а проститутка, но вы сами разрушили вашу страну, поэтому терпите мое пение».

В 1993 году ей было присвоено звание Заслуженной, а чуть позже – Народной артистки России. Похоронена эта никому не нужная старая блядь на Новодевичьем кладбище.
Среди людей, у которых при жизни недостойна была помойное ведро из дома выносить.
Tags: Баянова, артисты, эмигранты
Subscribe
Buy for 10 tokens
1. Количество комментов и "друзей" никак не влияет на СК. При таких правилах ЖЖ, ни "друзья", ни комменты мне в хрен не тарахтели. 2. Оставляя комменты в моём блоге, вы не только высказываете свое мнение, которое мне не интересно, но и продвигаете за мой счёт свои тухлые бложики с СК<10,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments