Лохпожизни (lokhpozhizni) wrote,
Лохпожизни
lokhpozhizni

Как Вова Моторин в 59 лет сумел себя реализовать и придти к успеху

Вова Моторин был даже не осёл, не баран, а овец. Более тупого и смирного овца я за 52 года жизни не встречал. Вова Моторин был овец ТИШАЙШИЙ

Воды не замутит.

Травы не шелохнёт.



Познакомились мы с ним на строгом режиме.

Строгий режим на тюрьме - это голимый голяк. Ни заварить, ни закурить. Раз в месяц мама мне загоняла дачку, в дачке 20 пачек примы и 6 пачек чая. Остальные 9 человек в хате - "сироты", проведшие из 40 лет жизни 18 в тюрьме. Родне надоело таскать баулы и на этих "сирот" дома положили болт. Дачек из дома им не было.

10 курильщиков на мои 20 пачек "примы" в месяц и 10 чифиристов на 6 пачек чая.

Из 30 дней 27 в месяц хата сидела на подсосе и надо было запрашивать грев у пионеров, а потом затягивать его в хату. Слышим, в соседнюю хату дачка зашла, запрашиваем грев, дальше конём по решке зятягиваем его в хату. Движуха эта обычная и несложная. Занимались этой движухой все по очереди, благо режим строгий и никого учить "как правильно сидеть в тюрьме" не нужно. Коней гонять умели все.

Кроме Вовы.

Вова сидел на пальме и спускался со своей пальмы только пожрать и посрать.

И ещё покурить.

Курил Вова не реже меня.

Стали мы за Вовой подмечать, что от Вовы толку в хате никакого. Говна тоже нет, но и пользы ноль. Ни добра, ни худа. Самый паскудный пассажир.

Если, например, скандалист в хате заведется, то это хоть и нервное, но развлечение. А когда овец сидит на пальме и спускает с нее ноги только чтобы похавать и закурить общее, то это уже как-то даже расстраивает. Тюрьма - тюрьмой, братва - братвой, но иждивенчество надо пресекать. Общее оно из ниоткуда не берётся. Надо плавниками шевелить, чтобы это общее в хату заплыло.

А Вова плавниками не шевелит, для общего не делает ничего, в движении участия не принимает, а курит и чифирит наравне со всеми, как полноценный.

Меня такое положение вещей подвзъебло и решил я Вову приобщить к движению, общему и правильной арестантской жизни

- Вова, - спрашиваю, - Ты покурил?

- Покурил, - кивает мне с пальмы Вова.

А хата нас слушает.

А хата понимает, куда я клонить сейчас буду и где Вова окажется после моей дружеской беседы.

Потому что Вовино овощное поведение не нравится всем.

==========
Отступлю и замечу, что в свои 32 я был в хате самым младшим по возрасту. По меркам строгого режима я был пионер, потому что за плечами моих сокамерников минимально отсиженный срок был 15 лет (были и по 22 и по 23 отсиженных лет), а я мимо тюрьмы всего лишь прогулялся, то есть вообще турист . Течение любого разговора, нюансы и повороты беседы моими сокамерниками шифровались на мах. Мои педагогические заезды по отношению к Вове все восприняли с пониманием и одобрением.

==========

- Это хорошо, Вова, что ты покурил, - завожу я свой невод, - А вот, если бы в хате не было курёхи, то что тогда делать?

- Да что ж тут поделаешь? - вздохнул Вова, - Если нет, то надо сидеть и ждать, пока оно появится.

Ответ был ошибочным. Правильный ответ формулируется так:

- Если в хате чего-то нет, надо навести движение, чтобы "оно" появилось.

Если ты сидишь на строгом, а таких пустяков не знаешь, значит, понятия ты не имеешь и за тебя будут решать другие.

За Вову решил я.

Я посоветовал Вове пореже курить и почаще наводить порядок в хате, не пренебрегая чистотой пола.

==================

Вова взялся за тряпку и таким образом стал брать с общего на законных основаниях и со спокойной совестью.

Овец.

================

До 59 лет Вова жил как все. Был обыкновенным неприметным работягой, крутил гайки на заводе. "Нет, не был, не состоял, не привлекался, не имел".


В 59 лет у Вовы померла старуха и Вову понесло по бездорожью.

Первым делом Вова сел на стакан.

Даже самогонка стоит денег и за три месяца ежедневных поминок безутешный вдовец пропил телевизор и другие предметы обихода.

Дальше Вова стал воровать по мелочи. Подламывал сараи в подвале дома, в котором жил, и продавал домашние соленья возле магазина.

Его поймали раз, два, три, четыре, пять. Наконец, участковому надоело составлять на него административный материал и участковый направил дело в следствие, а следователь - в суд.

В суде у нас не звери сидят. Характеристики с места работы и с места жительства были положительные, суд учёл, что Вова ранее не судим и только что похоронил любимую жену и не стал лишать Вову свободы. Дал два года условно.

Вова вышел из зала суда перетрусивший, но не поумневший и тут же это дело отметил. Отмечал он долго, черпая средства из подвалов близлежащих домов: подламывал сараи и толкал закатки или обменивал на бухло.

На этот раз Вова резвился чуть дольше: наверное, месяца четыре.

Потом его всё равно повязали и направили дело на рассмотрение в мой любимый Ленинский суд. В Ленинском суде снова вошли в положение Вовы, учли, что человек меньше года вдовеет, но вот... судимость-то уже вторая

Какое наказание Вове назначать, если у него уже есть неотбытая двушка и надо давать что-нибудь побольше двух лет? Вове навесили гуманно: методом сложения и частичного поглощения вместо двух дали два с половиной, но реального лишака вместо условного.

Поехал Вова по этапу на зону. Пока он воровал, пока его отпускали и снова судили, Вове уже 60. Хозяину он в хрен не тарахтел, ибо Вову на работу выводить нельзя, а дармоеды зоне не нужны.

Вова перекантовался в первом отряде год и чуть не на пинках был выгнан по УДО, чтобы не заедал казённой пайки.

Думаете, Вова что-нибудь понял о жизни?

Ага.

Щаззз!

Скотина тупая.

Овец.

Освободившись из МЛС, Вова снова поднял стакан.

=============

В дальнейшее можете не верить, но именно так оно и было

==============

Средь бела дня Вова в невменяемом от бесконечной синьки состоянии запорол в магазин "Ткани" на улице Степана Разина, 33. Той самой, известной всему Саранску, улице Степана Разина, где в доме 37 располагается горотдел.

В дым пьяный Вова презрел опасность и дыбанул штуку материи прямо на глазах у ошалевших от такой дерзости продавщиц. Продавщицы попытались отнять у Вовы рулон, но Вова оттолкнул продавщиц, прижал рулон крепче к себе, достиг выхода, споткнулся о порог, упал и уснул.

Со штукой материи в руках.

Мусора прискакали минуты через две, благо недалеко. Окуклили спящего Вову, забрали штуку как вещдок и завели уголовное дело по статье "грабёж".

Когда дело попало в Ленинский суд, судья и секретарша всхлипнули над ним: по сути, Вова "ничотакова" не совершил.

Ну, зашел в магазин.

Ну, взял товар и забыл оплатить.

О чём крик, товарищи?

Если бы кто другой "зашел в магазин и забыл оплатить товар", то дело бы окончилось отступными, но у Вовы это уже была третья судимость и опасный рецидив, так как все три преступления были однородными - хищения. Совершенно отчётливо прослеживается преступная линия поведения Вовы. Меньше пятака давать нельзя: грабёж при опасном рецидиве это вам не цацки-пецки.

Вове дали 5,5. Могли бы дать 7, но снова пожалели дурака.

И поехал Вова на свои полноценные 5,5 в Дубравлаг. Звонковать. УДО ему не светило, бо УДО у него уже было, а он, выйдия из зоны на УДО, угорел на опасный рецидив. Если Вова Моторин сдох на зоне, то туда ему и дорога. Не жалко ни разу. Овец он и есть овец.

===============

Вот так в 59 лет Вова Моторин начал менять свою жизнь к лучшему и в 61 реализовал себя как опасного рециливиста-налётчика.




Tags: Тюрьма
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments