Лохпожизни (lokhpozhizni) wrote,
Лохпожизни
lokhpozhizni

А в натуре ли "алели снегири"? /расклад для дебилов из АУЕ/

Лет 40 уже меня донимает вопрос:

- А так ли всё красиво было в жизни, как о том поётся в популярной песне?



В песне всё красиво: парень страданул за любовь и сам, добровольно подписался на помазать лоб зелёнкой.

Молодняк это впечатляет.

Кровавая тема жизнь за любовь она всегда впечатляет. Я и сам сколько лет отсидел за любовь, но...

Однако, чем взрослее становлюсь, чем более случаев попадают в поле моего зрения, тем менее я верю песне. Пожалуй, даже возьмусь на пальцах раскидать, что так, как спето в песне в жизни не было и быть не могло.

Представлю три доказательства. Любого из трёх достаточно, чтобы признать героико-лирическую песню за петушиный свист.

Доказательство первое

Психологическое

В 1993 году коммерс Женя Ю., пролетая в пьяном угаре со скоростью 140 км/ч по городу Саранску, сбил насмерть пешехода Васю Е. Вину Жени Ю. взял на себя Толя П.

Когда на место ДТП приехали гайцы, Толя заявил, что за рулём был он.

Резоны Толи:

1. Толя работал у Жени водителем.
2. Толя ранее отбывал наказание в МЛС и тюремный уклад ему не в новинку.
3. Толя был трезв на момент ДТП и экспертиза это показала.
4. Толя понимал, что самое пиковое наказание, которое его ждёт - 4 года посёлка. А реальная перспектива - полгода на тюрьме и полтора года поселухи. Итого два года беспокойства.
5. За хлопоты и лишения Женя пообещал отстёгивать Толе три зарплаты в месяц, плюс жирные дачки на тюрьму.

В общем-то, резон был. Никчёмный и ни на что не способный, глупый, но преданный Толя доказывал Жене свою преданность и оставался в его фирме на долгий срок в качестве почетного друга, которого нельзя уволить. За два года Тола получал 72 зарплаты и 72 премии, плюс фуфайка. валенки и дачка - за счёт Жени.

Резоны Жени:

1. Женя не выпадает из горячего процесса покоса бабла и участвует в грядущей приватизации.
2. Женя не нарушает обязательств перед серьезными людьми и остаётся в Движении.
3. Расходы на содержание Толи в неволе и толиной семьи на воле - это примерно 5% доходов самого Жени. Необременительно.

Толя оговорил самого себя, Женя поддакнул. Оформили показания протоколом. Толю - в тюрьму, Женю - домой, труп - в морг.

Менты схавали эту версию... всё хорошо устроилось... но тут включился "человеческий фактор".

Через три недели заключения Толя начал скучать по жене и детям.

То есть на воле Толе жена и дети в хрен не тарахтели. Он с Женей по кабакам до утра мотался, неделями дома не бывал. А как только появилось время на осмысление жизни - затужил по дорогим ему людям. Попросил передать ему в хату фото любимой женщины и детишек.

Передали.

Но Толя тужил всё сильнее и сильнее и, наконец, через два месяца дал расклад: "меня за рулём не было, я позже приехал на место ДТП".

И тут у следователя всё встало на место: пальчики на руле и рычаге КПП были не Толины. Толя и Женя объяснили это тем. что после ДТП Женя в состоянии сильного душевного волнения сел за руль и что-то там потрогал.Слова глупые, но в двух протоколах отраженные и подписями скрепленные, эти глупые слова называются "показания свидетеля и обвиняемого". Следователь может им ни на грамм не верить, но пока Толя берет в плечи, а Женя грузит Толю, обвиняемым будет Толя, а не Женя.

Как только Толя пошёл в сознанку, то тут же был выпущен на свободу, а Женя присел на его место.

Хватило Толи на два месяца неволи.

За два месяца мозги встали на место.

И не по подрасстрельной статье, а по статье, где лишение свободы вообще не практикуется. После приговора Толю не в душный и тесный подвал уволокли бы, а направили на свежий воздух лес валить в Кировской области.

За три зарплаты и три дачки в месяц.

С точки зрения личной выгоды брать на себя чужую вину выгодно.

Но вот с точки зрения человеческих переживаний - невыносимо.

Невыносимо знать, что "ты на нарах шкуру трёшь, а эта сука на свободе с жиру бесится" (с).

Повторюсь, Толя сел в тюрьму не за любовь, не за спасибо, не за Женино дружеское рукопожатие, а за вполне реальное бабло, которого бы он ни за что не заработал на воле.

За свой шкурный интерес Толя отсидел всего два месяца и начал давать чистосердечные признательные показания.

Если бы речь шла не о "посидеть на посёлке за хорошее вознаграждение", а о "зелёнкой лоб намазать", то Толя не просто не подписался бы, а нагрузил на Женю то, что было и чего не было.

Так что с точки зрения психологии не вяжется песня с жизнью.

================

Доказательство второе

Процессуальное

Судебно-медицинская, баллистическая и трассологическая экспертизы показали, что "выстрел, причинивший смерть, произведен с двух метров человеком маленького роста, вероятно женщиной".

Следственный эксперимент показывает самооговор. Обвиняемого (как в песне поётся) "не было в хате когда мента Натаха умочила". Обвиняемый ошибочно показывает на манекене, где стоял он сам в момент убийства, где стоял убитый мент, откуда он стрелял и куда попал.

Обвиняемый вообще НИЧЕГО истинного не показывает. Талдычит только как заведённый: "я опера убил, я опера убил, я, я, я, убил, убил, убил".

На вопрос, "куда угодила пуля?" отвечает "в голову", хотя патанатом извлёк её из сердца". На вопрос "сколько было выстрелов?" отвечает один, хотя криминалисты извлекли ещё две пули из стены и стреляных гильзы в барабане тоже три. На вопрос "из какого оружия вы стреляли?" обвиняемый говорит из пистолета, хотя рядом с убитым был найден револьвер системы Нагана и из сердца была извлечена револьверная, а не пистолетная пуля. На найденном револьвере отпечатки пальцев Натахи, а отпечатков обвиняемого нет. Нет биологических следов обвиняемого на месте преступления. Ни волос, ни слюны, ни чешуек кожи, ни волокон одежды.

Нет никаких доказательств совершения обвиняемым убийства.

Есть только признательные показания обвиняемого, которые в совокупности с собранными по делу доказательствами выглядят как самооговор.

Ну, и какой судья постановит обвинительный приговор на таких тухлых доках?

==============

Доказательство третье

Профессиональное

Это в горячке хорошо рубаху на груди рвать: "Я убил опера! Стреляйте меня!". Если бы суд, вернее, самосуд, вершила оперативно-следственная группа, выехавшая на место преступления, то клиент не успел бы спеть про "солнечный зайчик согреет стены снова " и про "будет ручеек журчать другим". Его бы там же - тоже в горячках - и кокнули бы.

К счастью, тюремные стены остужают пыл, а дела об убийтвах расследуются не быстрее, чем за полгода. За эти полгода страсти поулягутся и пыл поостынет.

Вряд ли на раскрытие убийства мусора кинули бригаду, специализирующуюся на мошенниках. Дело повесят на оперов из убойного цеха. У оперов и следаков клиент - не первый. Они всяких убийц насмотрелись. "Пел нашёптывал начальник из сыскной" - это блатная романтика. Нормальный "гражданин начальник", опытный опер - он будет ломать психологически. Он в говно разотрёт этого "благородного романтика". Хрен мамин, который собирается "на суде всё взять на себя" будет в кабинете по полу валяться, соплями-слюнями исходить.

Добиться этого - раз плюнуть.

Толя П. в тюрьме всего за два месяца жизнь наново осознал. У Толи впереди маячил хвойный лес и ягоды-грибы, а Толю уже через два месяца на волю потянуло. По семье соскучился.

Лиргерою песни светит не лес, а расстрельный подвальчик. За убитого милиционера расстреляют как пить дать. Сгоряча он взял на себя и теперь упорствует в своих показаниях... Пусть посидит.

Подумает.

Месяцев пять.

"Петь-нашёптывать" нет смысла: за пять месяцев строгой изоляции и отсутствии вестей с воли клиент сам себя сожрёт морально.

За пять месяцев следствия по делу, опера будут знать результаты экспертиз и будут на 100% уверены в невиновности благородного идиота. Но у оперов свои понятия о чести имеются. Они по 20-30 лет в человеческом мусоре копаются, а тут какой-то сопляк заявляет: "вы все зяблики, один я - орёл! и мента убил именно я".

Натаха, которая "мента умочила" - она скорее всего не из филармонии на малину пришла. Обыкновенная маруха-давалка. Пустоголовая. Умная бы девушка не стала стрелять в милиционера. Хорошо, если не через три дня, а через три месяца утешится с новым кавалером. Но о лебединой верности в любом случае говорить не приходится.

Через пять месяцев клиента можно вытаскивать в кабинет и приступать к психологическим этюдам.

1. Пять месяцев в тюрьме клиент не видел деревьев, домов, автомобилей, людей. На окнах камеры у него намордник и жалюзи. Из прогулочного дворика видно только "небо в клеточку". Работать с клиентом надо в кабинете, окна которого выходят на улицу. Чтобы он жизнь видел. Автобусы-троллейбусы. Машины. Людей. идущих по своим делам. Женщин. Девушек.

Это необходимо для осознания "пока он на нарах парился, жизнь шла своим чередом без него". Точно также "без него" жизнь будет идти и дальше, если его расстреляют.

И что характерно: клиент сам может выбирать: идти ему под расстрел или возвращаться на улицу, к людям. вливаться в нормальную жизнь.

2. Клиента необходимо под протокол допросить очень коротко: "убивал - не убивал?". Коротко. Не размазывая. "Я, такой-то-такой-то, настоящим признаю, что такого-то числа там-то и там-то убил сотрудника милиции". Точка. Подпись.

3. После этого на клиента разумно надеть наручники и застегнуть их за спиной, а то мало ли? Бывает всяко.

4. После этого сказать:

- Уважаемый, вы только что сознались в совершении преступления, за которое по закону в качестве наказания может быть назначена смертная казнь. не угодно ли взглянуть на эти фотографии?

И показать ему фотографии Натахи, которая "не забудет до могилы". Вот она в обнимку с одним, вот с другим, а вот с лучшим другом Васей. В качестве кавалеров могут быть использованы младшие опера, которым была поставлена задача напоить и скомпрометировать Натаху. Такие Натахи за стакан портвейна в жопу дадут. Чего их соблазнять? Поручи младшим операм - они войдут в контакт и через неделю корзину Натахиных фоток притащат во всех позах.

5. Когда клиент вдоволь наглядится на фотки и догадается сказать, что это фотомонтаж, можно начинать очную ставку с другом Васей, на которой Вася расскажет клиенту, как он утешал Натаху, пока клиент сам себя под вышку пристраивал.

Вася даст такие показания. Верьте слову. Даст.

6. Потом в кабинет можно ввести пару подруг Натахи, чтобы они, глядя в глаза скованному наручниками клиенту, честно рассказали, как Натаху трахал тот и трахал этот и еще один кавказец с рынка.

Душевный настрой клиента будет тот, что нужно.

7. Когда у клиента на останется сомнений в том, что Натаха - обыкновенная шалава, по собственной дурости убившая мента и что он так глупо променял свою жизнь на её похоть, в кабинет надо пустить маму.

"Распластать руки".

Впустить маму и, не глядя на клиента, пожаловаться маме:

- Авдотья Никитична, мы можем прямо сейчас вашего сына отпустить домой. Забирайте. Уйдёте вместе. Но ведь он вон какие протоколы подписывает!

И показать маме час назад подписанный клиентом протокол с чистосердечным признание в чужом преступлении.

После чего дать маме 10 минут пообнимать любимого сыночка в наручниках, поплакать над ним, чтобы сыночек, сукин сын, мамин запах вспомнил. Урод.

... и выводить маму из кабинета

Под предлогом оформления документов на освобождение.

Валокардинчику ей накапать капель 40.

8. И вот теперь, когда воля - за окном, а мама - за стенкой, когда клиенту достоверно известно что Натаха - паскуда и мразь, нужно приблизить к глазам клиента протокол с признаниями в убийстве и собственноручной подписью, и сказать:

- Натаха, конечно, мразь, но она останется на воле, а тебя сейчас отвезут обратно в тюрьму, через месяц осудят, а через год расстреляют. Маму твою жалко. Вон она, сидит в соседнем кабинете, ждёт тебя. Вставай. поехали на тюрьму.

=============

И вот тут-то клиент с прояснённым мозгами осознает ЧТО он натворил и КАКУЮ великую глупость содеял.

Воля - руку протяни.

Мама - в метре за стенкой кабинета.

И место клиента - на воле.

Во власти "начальника из сыскного" дать команду снять наручники и освободить из под стражи.

Реально, вполне реально в обнимку с мамой через пять минут стоять на остановке.

И вместо этого - тюрьма, суд и расстрел.

=============

Вот тут-то и начнётся концерт с извиваниями по полу, с соплями, слезами и запоздалыми раскаяниями.

==============

Обычно после такой психологической обработки клиенты вздёргиваются в камере.

=============

Поэтому, нельзя его отправлять на кичу. Надо у него на глазах порвать подписанный протокол (процессуальной ценности он всё равно не имеет), расковать, отобрать подписку о невыезде и отпустить с мамой домой.

============

Хотя я бы, на всякий случай, вызвал бригаду медиков со скорой.

Не всякое сердце и не всякий разум выдержит такие эксперименты.

============

Это всё, что надо знать правильным пацанам и порядочным арестантам про АУЕ и блатную романтику.






Tags: разбор текста
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments