Лохпожизни (lokhpozhizni) wrote,
Лохпожизни
lokhpozhizni

История шевалье д'Артаньяна, от графа Рошфора

Некий абрек с армянской фамилией Дартанян, спустился со своих диких гор и явился в столицу, чтобы, ни много ни мало, устроиться в элитное спецподразделение – аналог нынешней ФСО.

Абрек – не коренной. Его «малая родина» стала частью Великой Державы всего лет за 40 до его появления на свет. В диких аулах силен сепаратизм. Не всем землякам мила Франция. Часть тяготеет к Испании. Другая часть вообще за полную нэзалэжность.
Абрек говорит на государственном языке с чудовищным акцентом.
Абрек не интегрирован в культурное пространство страны пребывания.
Абрек не знает, ни историю, ни культуру той страны, которой желает послужить.
Абрек хочет только славы и денег.
Но Новую Родину абрек смотрит как на дойную корову, которая должна ему дать все блага земные.

Абсолютно ожидаемо, приехав с голой попой из своей Махачкалы из Наварры, Абрек не был принят в ФСЮ в Роту Королевских Мушкетеров.


Однако, мордовское упорство желание денег и славы было настолько сильным, что Абрек завёл дружбу с военнослужащими вожделенного подразделения.
Надо сказать, с не самыми лучшими военнослужащими.

Первый из них по праву рождения – владетельный сеньор, имеющий право издавать свои законы, вершить свой суд и чеканить собственную монету в собственном графстве. Иными словами, Атос – суверенный государь, равный королю, но уступающий ему в могуществе, богатстве, количестве подданных.

Какому именно королю служить, в те времена каждый граф решал самостоятельно. Лотарингские графы попеременно служили то французскому королю, то немецким князьям, в зависимости от сиюминутной выгоды. Поэтому Лотарингия была то французской, то немецкой и до сих пор еще этот вопрос не урегулирован окончательно.

Вместо того, чтобы суверенно править в собственном графстве Атос беспробудно пьет.
Устроился на рядовую должность и пьет.
Умыл руки от государственных дел родового графства, чтобы под прикрытием службы королю купаться в Синей Речке.
Про «крепкую руку» и «верную шпагу» - полная брехня. У алкоголиков хронический тремор и раскоординация движений. Пьющий Атос не может быть фехтовальщикм. Вооруженного до зубов Атоса умелый воин безнаказанно выпорет шнурком из ботинка.

Второй из них слащавый святоша с ужимками гея.
Арамис.
В фехтовальщика-гея поверить еще сложнее, чем в фехтовальщика-алкоголика.

Третий – неповоротливый малоподвижный обжора.
Он, конечно. могуч настолько, что способен разрубить любого напополам вместе с лошадью, но для этой победы жертву необходимо изловить и немного придержать, пока Портос вынет из ножен шпагу.
Юркий противник, вооруженный одним только шилом, за полчаса превратит Портоса в бабскую игольницу и не вспотеет.
Большой.
Неповоротливый.
Могучий.
Бесполезный.



Служить не хочет никто из четверых.
В романе Дюма как-то мельком описывается рутина службы.
Никого из четверых служба не интересует.
Зато все четверо пьют напропалую и только и ищут повода, чтобы подраться с гвардейцами кардинала.

Надо сказать, что в описываемое время власть короля Франции не была абсолютной. В случае объявления войны, каждый герцог, маркиз и граф самостоятельно решал, становиться ли ему под Орифламму или воевать на стороне противников центральной власти.

Нередко бывало так, что некий герцог в одной войне воевал на стороне короля, а в другой – на стороне его противников, оставаясь при этом другом, а то и родственником короля.

К тому же Людовик XIII был слабый, безвольный, сластолюбивый, никчёмный государственный деятель.



На счастье французов их современником оказался Арман Жан герцог де Ришелье – волевой проницательный и чрезвычайно решительный человек, на 200 лет опередивший свое время пониманием преимуществ централизованного государства перед феодальной раздробленностью.

Занимая должность премьер-министра Франции при неспособном короле, Арман Жан повел решительную, последовательную, жесткую политику на укрепление центральной власти.

- Единая Армия
- Единый Суд
- Единая административная система
- Единая валюта
- Единая религия.



Понятно, что противников программы Ришелье нашлось больше, чем сторонников. Сила Ришелье заключалась в том, что сторонники были консолидированы, а противники – разобщены и разномастны по своей природе.

Мало что объединяло еретиков, иностранных агрессоров и крупную знать.

Ришелье много удалось сделать при жизни. Людовик XIV принял совсем другое государство, нежели его отец и уже при нем власть короля стала абсолютной – чего и добивался Ришелье.

Короче говоря, король был дебил, а Ришелье – прогрессивный и умный деятель.

На стороне короля собирался разный никчемный дворянский сброд.

Ришелье, впрягал в один плуг разномастную публику, заставляя их пахать на одно общее дело.

Оказавшись в дурной компании и не разобравшись в ситуации, абрек помог королеве выпутаться из щекотливой ситуации.

Дура-баба в королевской короне поставила Францию на грань войны с Англией (чего и добивался Ришелье, ища убедительный и всеобъединяющий предлог к этой войне).

Абрек со своей горской тупой непосредственностью влез не только в альковные шашни шлюхи-королевы, но в и Большую Политику.

Когда до абрека дошло, что король просто для фишки стоит, а все печенюшки у кардинала, Ришелье просто перекупил его, вручив лейтенантский диплом.

Так, ценой нижайшей офицерской должности, гениальный Ришелье приобрел горского головореза, не связанного узами родства и дружбы со столичным бомондом.


Шпагой своего гасконского протеже кардинал значительно проредил нестойкий строй своих противников.
Tags: Ришелье, герои, д'Артаньян, любимые герои
Subscribe
Buy for 20 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments