?

Log in

No account? Create an account

lokhpozhizni

Лохпожизни

Маразмы после амнезии


Entries by category: образование

lokhpozhizni

Дружить больше не о чем

Они не поссорились — им просто стало не о чем дружить. Так бывает.



Деньги и права на исполнение песен — дело третье. Отношения в формате дружбы себя исчерпали. Нечего дать друг другу. Исчез взаимный интерес. Read more...Collapse )



Buy for 20 tokens
***
...

lokhpozhizni

Не стареют душой ветераны

Не скрываю своего отношения к ветеранам войны как к постаревшим @бланам. Слишком хорошо и близко я знал их в молодости, чтобы не уметь оценить в старости. На фото - ветеран Афганистана, красивый мужчина, увешенный всяческими медалЯми, которые можно купить в сувенирных лотках.



Это Шамиль Джанбидаев. Лично мне знакомый. Сержант одного со мной призыва. Служил во Втором ПТВ, на позиции в Айбаке. Ни на каких операциях не был, разве что на блоках. Второй противотанковый взвод не воевал за неимением у душманов танков. Подвигов не совершал, жизнью не рисковал. Отсутствие боевых наград Шамиль с кавказской непосредственностью восполняет сувенирной продукцией.

Вот уже четвертый десяток лет не воевавший ветеран Афганистана Шамиль Джанбидаев делится с земляками своими воспоминаниями о войне.

"Боевой Братан" из "боевого братства" Read more...Collapse )




lokhpozhizni

А любовь прошла стороной

Лет 16 назад я, крупный руководитель и выдающийся юрист, решил примерить на себя костюм, в котором ходил в универ, чтобы понять, насколько я вырос и увеличил масштаб личности? В заднем кармане брюк я обнаружил трёшницу и расстроился. На хрена мне советская трёшка в 2002 году когда мне ее остро не хватало в 1989-м?! Ведь это же шесть бутылок «жигулёвского», а если добавить 10 копеек, то 0,7 молдавского белого изумительного портвейна или столько же Агдама. 3 рубля для студента тогда — это как 300 бакинских для манагера сейчас.

Вот это расхождение между ЖЕЛАНИЕМ тогда и ОБЛАДАНИЕМ сейчас меня сильно расстроило, будто я упустил что-то важное в своей жизни.



Сегодня «девушка как на фото» выразила готовность мне «дать».

Бескорыстно

По любви.

Кобра! Read more...Collapse )



lokhpozhizni

Игорь Михайлович Лысухин

Столица Великой Пан-Финно-Угрии Саранск -
небольшой город. У нас запросто можно встретить на улице министра или Олимпийского чемпиона, звезду сцены или криминального авторитета. Всё мило, всё по-домашнему. Вчера встретил своего бывшего препода.

И 30 лет не прошло как я сдавал ему экзамен.

Препод ныне - доктор наук, профессор, крупный общественный деятель, а я - как был Лохом, так Лохомпожизни и остался. Разве что научился это признавать и стал писать свой титул с большой буквы.

Та теплота, с которой мы приветствовали друг друга и та непринужденность, с которой мы побеседовали напомнила мне о моём намерении написать о другом моём преподе - Игоре Михайловиче Лысухине






К юрфаку он не имел отношения, потому что работал на инязе и преподавал английский язык на подготовительном отделении юридического факультета 3 пары в неделю. На момент нашего знакомства в 1987 году мы прибыли в университет с разных направлений: он с Запада, из Москвы, я с Востока, из Афгана. Мы были розны во всём. Я студент, он препод. У меня ладони в мозолях, у него холёные руки и весь он холёный, чистый. Я слова не могу произнести без мата, у него отличный русский язык. Во мне вагон здоровья, у него ЭКС в сердце.

Мы подружились. Read more...Collapse )


lokhpozhizni

И вновь я посетил тот уголок земли (с).

В процессе моего развития от эмбриона до генерал-полковника безработного блогера существовал короткий, но яркий период дебильности, когда я из отличника и гордости школы превратился в отбитого отморозка, шпану и отрицалу. Гормональный взрыв продолжался с 15 до 17 лет, два года. Как только половое созревание окончилось и половой член отрос до своих нынешних размеров, так и придурь во мне резко пошла на спад. Однако, в 15 лет во мне бушевал дебил настолько сильно и заявлял о себе настолько громко, что о девятом классе не могло быть и речи: только из уважения к моей многотерпеливой маме мне позволили окончить 8 классов, а не выгнали посреди учебного года.

В 1982 году пристанищем саранской шпаны с IQ выше 70 служил машиностроительный техникум. Для прочей шпаны были открыты двери всех ГПТУ и СПТУ. Своей отбитостью я сумел выделиться даже среди шпаны и меня выгнали из техникума со второго курса, через полтора года после поступления. Газоэлектросварщиком я не стал, о чем ни разу не пожалел. Мне в хрен не тарахтело окалину вдыхать и силикоз зарабатывать.

Да и физический труд — не моё это, если честно.

И вот, 34 года спустя после моего позорного изгнания из кузницы сварщиков, литейщиков, кузнецов, монтажников и обработчиков я посетил Пажеский корпус былое учебное заведение, не давшее мне ничего, абсолютно ничего, даже среднего образования



36 лет назад с трепетом в сердце и с аттестатом за 8 классов в руках вошёл я в эту дверь в надежде, что Read more...Collapse )

lokhpozhizni

Почему я не хочу быть молодым?

Предновогодниее посещение родной школы запустило цепочку размышлений, первым звеном которой была песня

Пройдись по тихим школьным этажам,

а последним звеном, готовым результатом было умозаключение

Да пошла бы эта школа в попу, желательно вместе с одноклассниками

(жуткая история с посещением школы [тут]https://lokhpozhizni.livejournal.com/172500.html)

На несколько минут вспомнил, как с букетом цветов 1 сентября 1974 года пришёл я первый раз в первый класс... и не увидел никакой связи между тем семилетним мальчиком и мной.



Учителя были хорошие. Учили хорошо.

Не тому, что пригодилось в жизни. Ни копейки не заработал знанием химии или биологии и никто в жизни ни разу не спросил меня, в каком году была Куликовская битва. Все мои полезные знания - из высшей школы и из тюрьмы.

Одноклассники были что надо. Дебилы. И я такой же. Повезло нам встретить друг друга.

За 40 с лишним лет произошло множество случайных и закономерных событий, отсеявших меня от того мальчика и от тех одноклассников Read more...Collapse )



lokhpozhizni

Бандиты Саранска. Федос.

Олег Федосеев.

Федос.

Федос - мой одноклассник. Сразу скажу, Олег - был хороший человек.



К моим 20 годам, повидав жизнь и обтеревшись среди людей, мне было сложно представить Федоса бандитом. Это всё равно, что представить себе бандитом Карлсона, Винни-пуха, Колобка. Настолько это всё не вязалось между собой - Федос и бандитизм.

Тихий троечник без особых талантов. Не трус, не задира, не хулиган. Типичный "как все". "Серая масса". Очень спокойный, ровный характер. Дружелюбный. Дружил со всеми в классе, в том числе со мной. Добрый. Не скандальный.

Ровный, покладистый характер позволял Федосу получать законные тройки и без проблем переходить из класса в класс.

В 1987 году я пришел из армии и понял, что я вернулся в другой город. Слишком тут значительные события произошли. Например, стала набирать силу "пивная мафия", торговавшая разливным пивом в "калдах" - наскоро построенных павильонах. Read more...Collapse )

lokhpozhizni

Куклы с высшим образованием

Так получилось, что я регулярно посещаю несколько банков: в Сбербанке плачу пошлины и штрафы, снимаю деньги с карты; в КС-банке плачу за квартиру, интернет и коммуналку; бываю в Россельхозбанке, Фора-банке и еще в нескольких.

Везде одна и та же картина:



Окошки.

За окошками операционистки.

Функция каждой операционистки: Read more...Collapse )


lokhpozhizni

Теория государства и права. Фронтовик профессор М.С. Букин

28 лет назад в июне 1989 года сдавал я экзамен по теории государства и права.



Теория государства и права на юрфаке проходится дважды: два семестра на первом курсе и два семестра на четвертом. Основной курс читается в первых дух семестрах. На моё счастье отличница-пятикурсница дала мне совет, сильно облегчивший моё существование на юрфаке:Read more...Collapse )

- Выучи ТГП наизусть.

Я выучил. Заучивать наизусть приходилось абзацами, иногда страницами, но я твёрдо заучил ТГП и основные формулировки помню по сей день. Жизнь сделалась легка и приятна: теперь тройку по любой дисциплине я мог получить, не открывая учебника.

Дело в том, что первый вопрос любого билета всегда на теорию. А теория - она теория и есть. Теория уголовного, гражданского, трудового и любого другого права сходятся в одной точке - ТГП.

ТГП - основополагающая дисциплина юридического факультета. Без твёрдого знания теории права изучать само право всё равно, что изучать электротехнику, не изучив закон Ома. Если я не знал предмет. то на экзамене первый вопрос я барабанил так, что от зубов отскакивало, на два других вопроса честно отвечал "не знаю" и получал "удовл." в зачётку - не готовясь и не открывая учебника.

Но это было после, начиная со второго курса... А пока мне надлежало сдать ТГП на экзамене за первый. Принимал экзамен профессор Букин Михаил Сергеевич.

Нахожу очень сильное сходство между профессором Михаилом Сергеевичем Букиным и Евгением Максимовичем Примаковым:

- Невысокий рост
- Интеллигентность
- Высочайший профессионализм
- Доскональное знание предмета
- Нетерпимость к любого рода дилентантству и профанации
- Негромкий голос
- Глубочайшее уважение, внушаемое окружающим
- Стальная воля
- Полная независимость в суждениях и поступках


Возле деканата висел стенд: "Преподаватели - участники Великой Отечественной войны". Вторым висел М.С. Букин.

Фотография сделана весной 1945 года. На фотографии молодой вихрастый капитан, командир разведроты. Сорвиголова, бузотёр и головорез. На груди у молодого капитана - иконостас орденов: Красное Знамя, Отечественная Война, Александр Невский, Красная Звезда.

Повоевал человек.

Подобывал разведданные.

Порисковал жизнью.

Через несколько дней после того парадного фотографирования, капитан Букин был тяжело ранен, стал инвалидом. Осколок повредил ногу. Вылечить ногу не удалось: до конца дней бывший разведчик проходил с палочкой.

При советской власти юрфак крайне неохотно принимал школьников. Из 60 человек на курсе школьников было 10. Все золотые медалисты. Остальные взрослые люди. Мальчики прошли армию, девочки два года отработали на производстве.

Студенты юрфака относились к студентам других факультетов как хоккеисты НХЛ к своим "коллегам" из дворовых команд: "Подвинься, а то зашибу". Мы их не били: и так было понятно, что если неправильно себя поведут, то мы им головы посворачиваем. На равных нам, юристам, мог противостоять только Сельмех. На Сельмехе учились простые крестьянские парни - ветеринары и механизаторы - на спор гнущие пятаки и гвозди пальцами. Физическими кондициями вчерашние дембеля, а ныне студенты-юристы, не уступали сельхозникам - такие же здоровые и наглые жеребцы.

Когда на юрфак по университетской лестнице всходил маленький, тихий хромоногий старичок - профессор Букин - юрфак стихал. Разговоры в коридорах делались тише, а здоровых жеребцов невидимой силой придавливало к стенам.

"Букин!" - перебегал-шелестел шёпот по коридорам, - "Букин идёт!".

Уважали.

Крепко уважали мы своего профессора.

За биографию.

За знания.

За характер.

Профессор, зная, что является светилом-правоведом не местечкового, а ВСЕСОЮЗНОГО уровня, вёл себя соответственно, никому не кланялся, ни под кого не подстраивался, всех прогибал под себя. Ректор, проректор - по фигу. Хоть первый секретарь обкома. Если Букин поставил "двойку" - вылетишь из универа как пробка из шампанского, никакие связи не помогут. Один только Букин будет решать - станешь ты Генеральным Прокурором СССР или не окончишь первый курс?

Критерий - твои знания.

Оценивал Букин без придирок, но предмет до того сложный и муторный, что хоть с придирками, что без придирок - всё едино. Двадцать двоек на курсе - норма.

Я учил.

Учил добросовестно.

Учил так, как может учить человек, пришедший в Храм Науки из Казармы и не желавший в эту казарму возвращаться.

Но это же не природоведение, а ТГП! Тут столько всего наверчено! На этой чертовой теории государства и права построен весь пятилетний срок обучения будущих прокуроров, следователей, судей, нотариусов, адвокатов и юрисконсультов.

Перед экзаменом у профессора Букина меня подколачивало.

Весь курс колотился от страха быть отчисленными.

Пацан со старшего курса успокоил:

- Не ссы! У него все, кто в Афгане служил, карандашом отмечены.

Если бы огневую подготовку сдавать или горную - я бы не ссал. А ТГП - это серьёзно.

Настала моя очередь сдавать. Захожу в кабинет, здороваюсь с профессором, кладу перед ним зачетку, беру билет, иду готовиться. Читаю билет - светлею лицом.

ЗНАЮ!!!

Честное слово!!!

Знаю, потому что учил, учил, учил и повторял. Все три вопроса знаю и сейчас всё распишу на листочке.

40 минут пролетели как две. Я немного не успел дописать, но в целом отвечать был готов. Сажусь напротив профессора, держу в руках билет, открываю рот, чтобы отвечать первый вопрос.

- Ты где служил? - слышу.

Отрываю глаза от билета, вижу, профессор смотрит на меня.

- В Афгане.

- В каких войсках? - в голосе профессора слышится интерес

- В пехоте.

- И я в пехоте! - профессор хлопает ладонью по столешнице от счастья, будто однополчанина встретил, - Рядовой?

- Никак нет. Сержант.

- А доложите-ка, товарищ сержант, порядок следования роты пешим порядком.

Докладываю про виды строя, которым передвигается рота.

- Головным дозором обнаружен противник. Ваши действия?

Докладываю профессору своё решение на доразведку, атаку и уничтожение противника.

- И у нас так же было! - хлопает по столу ладонью профессор и снова вопрос:

Нужно расположиться на ночлег в полевых условиях. Доложите обустройство роты.

Докладываю, что рота становится в кольцо, для бэтэров отрываются капониры, для личного состава отрываются окопы для стрельбы с колена, расписываются места по боевой тревоге, распределяются часы несения караульной службы, назначаются часовые и патруль.

- И у нас так же было! - профессор в полном восторге.

Будто не студент в 1989 году сдаёт экзамен профессору, а пришедший с пополнением 1945 года перед Штурмом Берлина сержант докладывает капитану-ротному своё понимание ротного уклада.

Битый час я рассказывал капитану Букину как воюет мотострелецкая рота. Битый час капитан Букин приходил в восторг от того, что за 44 года с момента его выхода в запас в действиях пехоты не поменялось ничего!

Пехота, она пехота и есть.

Что на Великой Отечесвтенной, что при Бородине, что на Поле Куликовом, что в Афгане.

Одно только слово - Пехота-Матушка.

- Давай зачётку. - капитан посмотрел на часы, удивился потраченному на меня времени и снова стал профессором, - Ставлю тебе "четыре".

- Михаил Сергеевич, я готовился. Хочу отвечать на пятерку.

- Давай зачётку. Верю, что знаешь. Удачи тебе, сержант

=============

У меня, у одного из немногих стоит ОТЛИЧНО за знание Теории Государства и Права.


==========

Светлая Вам память, товарищ капитан - мой глубокоуважаемый профессор Михаил Сергеевич Букин.













lokhpozhizni

Спецкласс Советского Союза

При «тоталитарном режиме проклятых коммунистов» существовал единственный привилегированный класс – дети.



В середине 70-х перед окончанием учебного года все третьи классы нашей школы вывели в лесопарк где малышня должна была пробежать 300 метров на секундомер. По результатам этой пробежки было выявлено 15 самых быстрых мальчиков и 15 самых быстрых девочек.

Так составился специальный класс по лёгкой атлетике – спецкласс.

Вместо классной руководительницы – два тренера-воспитателя. Read more...Collapse )

Михаил Иванович Лакеев (мастер спорта по лыжам, Заслуженный тренер Мордовской АССР) и Николай Фёдорович Крайнов (кандидат в мастера спорта по борьбе).

Это были наши папы. Тренеры-воспитатели проводили с нами всё время, кроме общеобразовательной учёбы.

И 40 лет спустя я вспоминаю Михаила Ивановича и Николая Фёдоровича с большой теплотой: они вложили в нас много души и сердца, проводя с нам времени больше, чем с семьёй.

Действительно – наши папы. Самые настоящие.

Кроме них были «приходящие» тренеры по специальностям: бег, ходьба, лыжи, техника, выносливость, прыжки.

Занятия в школе начинались в 8 утра. Все ученики садились за парты.

У спецкласса в 8 утра была первая тренировка – час бега.

В четвертом классе мы бегали вокруг школы, в пятом классе убегали в лесопарк, в шестом классе стало можно бегать не в составе группы, а индивидуально – где сам хочешь. Чаще всего бегали в лесопарке.

После утренней тренировки – завтрак. После завтрака – учёба в общеобразовательной школе. Когда у всех был третий урок, у нас начинался первый.

В школе мы ходили одетыми как все пионеры: девочки в школьной форме, мальчики в синих форменных костюмах, обязательно с пионерскими галстуками.

У нас была своя отдельная от остальной школы раздевалка и свой отдельный класс, уставленный кубками и обклеенный грамотами, завоёванными нами на соревнованиях.

В классе был телевизор и проигрыватель пластинок.

Обычным делом было, если кто-то после тренировки не успевал переодеться и тогда шел на занятия в трико, повязав пионерский галстук. За это не ругали. Времени между тренировками и занятиями было так мало, что мог весь класс придти на уроки в трико.

Два раза в неделю утро начиналось в манеже. То есть в 8 утра мы не шли в школу, а ехали на троллейбусе в город, на стадион. Там у нас были тренировки по бегу и прыжкам в длину.

В 8 утра по субботам был бассейн. 45 минут плавания.

Бассейн был один на весь город. От желающих поплавать не было отбоя. Бассейн не мог вместить и 1/10 части желающих, но для нас, спортсменов, время и дорожки находились.

В школе у нас как у ровесников из обычных классов было пять уроков.

Потом обед.

Потом два часа самоподготовки под присмотром тренера-воспитателя.

Мы садились в своём классе так как садимся на уроках, вынимали учебники и делали уроки назавтра. Тренер-воспитатель сидел на учительском месте и следил за дисциплиной. Часто перед ним лежал наш классный журнал и он смотрел наши оценки. Если видел, что кем-то получена двойка, он спрашивал двоечника в чём причина? Поручал исправить двойку на ближайшем уроке. Двойки и тройки тренерами-воспитателями не приветствовались. С двоечниками и троечниками проводились беседы. Могли и кедом по попе выписать.

Успеваемость в спецклассе была выше, чем в среднем по школе или по городу. Это обусловлено тем, что мы не были предоставлены сами себе, с нами занимались. Мы не могли придти в школу с невыполненным домашним заданием – целых два часа мы учили уроки под присмотром тренера-воспитателя. Основные наши оценки были 4 и 5.

Или кедом по попе.

Во время самоподготовки нередко проводился классный час. Тренеры-воспитатели рассказывали нам о текущем положении дел, какие предстоят соревнования, как мы к ним будем готовиться, порицали двоечников, хвалили отличников.

Всё было бесплатным.

Завтраки, обеды, форма, манеж, бассейн, спортивный лагерь

За всё платило гороно и спортивное общество.

Сначала мы бегали за Спартак, потом за Урожай. Урожай было богатое спортобщество. Спартак – нищий, одно название красивое.

Трико было для всех одинаковым, с трафаретом на спине «спецкласс 26 школа». За эту одинаковость нас в школе дразнили «инкубаторскими»… и завидовали. Жизнь в спецклассе казалась интереснее, чем в обычных классах.

В пятом классе нам выдали любительские шиповки для кросса, с длинными шипами. Бегать в шиповках, конечно, легче, чем в кроссовках или кедах.

В шестом классе нам выдали «настоящие» шиповки – со съемными шипами. Было три вида шипов – мелкие, для манежа; подлиннее, для грунта или гари; длинные, для грязи и кросса.

Занятия в манеже проходили только в шиповках. В манеже нарабатывались скоростные качества.

Тренеры-воспитатели развивали в нас здоровое честолюбие и желание побеждать. Каждый из нас подержал в руках серебряную олимпийскую медаль, завоеванную нашим земляком Маскинсковым в Мельбурне. Евгений Иванович Маскинсков преподавал нам спортивную ходьбу.

Когда самоподготовка была окончена, можно было слушать музыку или играть в подвижные игры.

После самоподготовки - вечерняя тренировка.

После вечерней тренировки можно идти домой. Это было уже шесть или семь вечера. То есть в спецклассе мы проводили весь день.

В шестом классе мы рвали в футбол все классы. Однажды на спор, наши тренеры поставили нас играть против девятого. Девятиклассники были выше нас на голову. Но мы были дружнее и выносливее.

Два тайма по 25 минут.

Минут 15 девятиклассники пробегали с нами наравне, после чего сдохли. У них уже не было сил бегать. Матч закончился (ЕМНИП) 9:1. Мы их просто перебЕгали.

Летом непременно одна смена в спортивном лагере. Там всё то же самое – утром зарядка, после завтрака тренировка, после полдника ещё тренировка, вечером танцы. Днём можно убежать в лес или на речку. Кормили сытно. Тренеры-воспитатели дисциплиной не морили, мелочной опёкой не донимали, но присутствие на тренировках было обязательным.

Бег на 10 км – обычная для спортлагеря тренировка, не самая тяжелая. По крайней мере легче, чем 1.5 часа без передыха в крутую песчаную горку ускорения делать – вверх со всей дури, вниз трусцой и так всю тренировку.

Класс нельзя назвать дружным. У меня нет друзей из спецкласса. Но спецкласс был безусловно сплоченным. Мы проводили много времени вместе, вместе были на тренировках и на соревнованиях, в лагерях и на сборах и сцементировались Если кто-то задевал спецклассника, на разборку приходили все 15 пацанов. Начиная с пятого класса нас не трогали даже десятиклассники – понимали, что чревато.

Мы, в свою очередь, не лезли в школьную жизнь. У нас не было на это времени.

Сбор макулатуры или металлолома – это да.
А вот все эти диспуты-линейки, взвейтесь-развейтесь – это мимо.

Спецкласс существовал внутри школы автономно.

- Свой график учебы
- Свой класс
- Своя раздевалка
- Своя форма

Нам завидовали

А мы завидовали тем, кто отсидел свои пять уроков в школе – и свободен как тапок в полёте. Мы не просились в этот класс, нас в него собрали, не спросив наших желаний, а наши желания были: у кого – художественная школа, у кого – музыкальная.

Истовых спортсменов в спецклассе было не больше 5 человек, если не меньше. Просто дети – дисциплинированные, они не могут ослушаться взрослых. Сказано: «тренироваться» - значит, тренироваться. Вот мы и тренировались. Против своего желания. Бывало, сачковали, но в целом тренировались без дураков.

Вместо нормальной жизни в нас лошадиными дозами вливали спорт.

Всё моё детство – это спорт, спорт, спорт.

Мы не стали чемпионами мира. Из 30 «заготовок» только одна девочка стала мастером спорта СССР, несколько человек – КМС. Остальные – разрядники.

Однако, я благодарен спецклассу.

Искренне благодарен.

Спецкласс дал отличную физическую форму. Армейские нагрузки были посильны. Я не «умирал», я везде или почти везде был первым в спорте. Благодаря спецклассу, я выполнял армейские нормативы по бегу, не сбивая дыхания, едва ли не на одной ноге.

Наш спецкласс был не единственным в городе. В соседней школе был спецкласс по футболу. Там учились ребята на год нас старше. К нашему удивлению, они курили. Мы несколько раз играли с ними и разносили их в пух и прах на одной только дыхалке. Зная, что «футболисты» курят, мы сразу задавали высокий темп и они через 5 минут начинали «ходить пешком». Их тренер у бровки поля на говно исходился, крича советы своим курящим воспитанникам, да хрена ли толку, если в них кроме форсу ничего нет?

Был еще спецкласс по лыжам, но мы с ними не пересекались.

Все городские соревнования и эстафеты мы стабильно выигрывали и забирали кубки. Директору школы это было приятно и он старался сделать для нас что-то хорошее, что в его силах.

Даже если мы и не взяли олимпийское золото, мы всё равно оправдали все расходы государства на наше обучение и воспитание.

В армейский строй встали 15 отлично подготовленных, физически закалённых воинов. Несколько человек стали офицерами.

Но всё это было, как вы понимаете, в годы кровавого беззакония при тоталитарном режиме СССР.

Сейчас, в новой, демократической, встающей с колен России, каждый может купить себе дом в Майами, каждый может уехать жить в Лондон.

Зачем сейчас спецклассы?

Нужно срочно рубить бабло и добиваться успеха.

Удачи вам и вашим детям в этих увлекательных занятиях.

До встречи в Лондоне или Майами.